Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница

Вторым способом заключения брака в языческую эпоху была покупка; некоторые из русских историков не признают ее за первоначальную форму, потому, что при ней необходимо предположить весьма сильную отцовскую власть, чего нельзя признать при коммунальном браке. Однако продажа могла быть совершена не непременно отцом, но и матерью, а также главой рода и родового союза. Последнее уцелело и при переходе родовых союзов в государственные, так что плата (выводная куница) взималась или князем, или его местными правителями. Другой способ происхождения платы за невесту связывает его с похищением: именно она является следствием примирения жениха-похитителя с родом невесты, причем первый платит второму выкуп Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница. Несомненно, что покупка была одной из древнейших форм у славян. Арабский писатель Казвини говорит о россах: "Тот, у кого родилось две или три дочери, обогащается, тогда как имеющий двух-трех сыновей делается бедняком". Кроме того, свидетельство о покупке невесты как древнейшей форме брака у славян содержится в терминах брачного права: так, "вено" (обеспечение приданого жены на имении мужа) значит собственно цена: "не пять ли птиц вениться пенязема двема",, - говорится в древних переводах Евангелия. Позднейшее, вторичное распространение ее у северорусов нужно приписать влиянию татар (она и называется ка-лымом). О нынешней обрядной форме покупки у русского народа этнограф Терешенко свидетельствует так: "В некоторых Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница местах, особенно в городе Нерехте, покупают невесту за деньги. Не только бедные, но и богатые поселяне почитают себе за бесчестие отдать дочь безденежно: чем выше цена, тем более чести для невесты, о чем провозглашается немедленно по деревне. Продажная цена называется калымом" ("Быт русского народа"). У других славян эта форма исчезла, и потому брак через покупку сделался характерной особенностью германского бракав отличие от славянского. Эта форма брака состоит в передаче (за известную цену) власти от родителей или родственников на женщину ее жениху. Но, судя по нынешним свадебным обрядам, простая передача купленной невесты уже в древние времена развилась в весьма Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница сложные формы, очень напоминающие римскую форму брака через coemptio. Она состоит из предварительного договора (запродажной сделки), который, в свою очередь, распадается на два акта: "сватовство", т. е. осмотр предмета сделки (невесты) чрез посторонних, и "рукобитье", т. е. заключение сделки самими сторонами. Стороны, заключающие ее, суть родители жениха или сам жених и родители невесты. Содержанием сделки служат условия о величине выкупа и о сроке совершения брака; форма совершения ее обыкновенно - словесная и символическая ("рукобитье, зарученье, т. е. связыванье рук"); сюда впоследствии присоединились некоторые религиозные формы ("богомолье", "литки" или пропоины, т. е. языческая жертва через возлияние). Плата за невесту Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница бывает и действительная ("вывод" или "кладки"), получаемая отцом невесты (уже без всякого участия родовой или общественной власти), и обрядовая - "выкуп", получаемый братом невесты или ее подругами; но здесь также скрывается действительная продажа, как видно из следующей свадебной песни:



"Осударь ты мой, ясен сокол, милый брат, Уж не кидайкося ты на злато-серебро, Уж не продавайко ты меня в цузи людзи", (Этногр. сборн., 1,155)

Самый брак при покупке состоял только в передаче невесты жениху. Для понятия о семье важны вопросы, кто имеет право передавать невесту и что именно передается, личность ли невесты или власть над нею. Что касается первого вопроса, то показания Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница русского обычного права двоятся: в западных частях империи передают оба родителя, в восточных - один отец; первое совершенно согласно с двойственной формой родительской власти у славян, второе следует объяснить долговременным влиянием татар. Передается не невеста как вещь, а символы власти над нею. В различии символов выражается разная степень такой власти: так, у германцев таким символом служит меч, а у русских - плеть, т. е. в последнем случае передается не право жизни и смерти, а лишь право наказаний.

Уже в доисторическую эпоху у одного из славянских народов, а именно полян, появляется третья форма брака, основанная на свободном соглашении и на религиозных обрядах - приведение. Сущность Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница ее, по летописи, состоит в том, что не жених идет в дом невесты за ней, а ее приводят к нему в дом, и в том, что не он платит за невесту, а за нее приносят приданое. Первой чертой приведение отличается от похищения, второй - от покупки. Но по обрядам, и сейчас сохранившимся, можно полнее восстановить эту форму: она заключается в религиозных действиях. Нынешние свадебные обряды служат самым верным и самым точным историческим свидетельством о древнеязыческой религиозной форме брака, так как в них, с одной стороны, ясно отображаются языческие религиозные обряды, которые не могли образоваться в христианское время, а с Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница другой стороны, замечается полное сходство сримской формой брака через соп-farreatio, без всякой возможности заимствования последней славянами у древних римлян. Как известно, важную роль при конфарреации играет panis farreus, который есть не только символ общения имущественных прав в браке, но и жертва богам; такую же роль занимает в русских свадебных обрядах так называемый коровай, который есть священная жертва божеству. Затем центральным моментом религиозного заключения брака при конфарреации было посажение брачущихся на коже жертвенных животных; точно то же значение имеет у нас "сажание на посад" на шубе. Затем, как в римской конфарреации, так и у нас брак освящается молитвой Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница и священными формулами (благословением) и употреблением символов огня и воды. Таким образом, ив языческую эпоху брак возвысился до своего последнего, т. е. религиозного значения. Жена вводимая уже существенно отличается от наложницы; брак получает прочность и обязательность не только для жены, но и в равной степени для мужа. Нет сомнения, и в языческую эпоху брак предварялся актом обручения и требовал для совершения известных условий. Но из языческих времен мы не имеем свидетельств о них: лишь отдельные, которые требовались и требуются обычным правом, могут быть отнесены ко временам язычества. Они будут указаны ниже.

2) Брак в христианскую эпоху установился постепенно в Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница течение столетий, представляя смешанный результат действий русского обычного права, византийских светских законов и церковного права.

Обручение. Брак предваряется обручением, которое на языке обычного права называется сговор или своды. Это есть договор между сторонами о будущем совершении брака. Но взгляд церковного права и русского обычного права на обручение весьма различен: церковное право придавало обручению все более и более самостоятельное значение: между родственниками обрученных возникает свойство, препятствующее совершению брака; обручение признано нерасторжимым и получает религиозное освящение в особом обряде. Между тем, по обычному праву, этот договор есть только имущественный; неисполнение его ведет к уплате неустойки - заряда; договор облекался уже с древних времен (см Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница. рядную Тешаты XIII в) в формальную письменную сделку - рядную запись, совершаемую в Московском государстве крепостным порядком; по ней стороны имели право иска в суде. По словам Котошихина, если отец жениха или сам жених проведает после сговора, что невеста "в девстве своем нечиста, или глуха, или нема, или увечна, и что-нибудь худое за нею проведает... и тое невесты за себя не возмет; и тое невесты отец или мать бьют челом патриарху, что он по сговору и по заряду тое невесты на срок не взял и взята не хочет; и по зарядным записям на виноватом возьмут заряд..." То Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница же и в обратном случае - если отец невесты проведает про жениха, что "он пьяница, или зернщик, или уродлив".

Несмотря нато, что, по взгляду обычного права, обручению придана гораздо меньшая сила, на практике и в этой форме обручение вело к большим неудобствам: активными сторонами в договоре обручения являлись родители или опекуны и иногда совершали его в малолетстве обручаемых задолго до наступления брака, и этим совершенно устранялось участие в деле свободного волеизъявления брачущихся. Далее, хотя уплата заряда освобождала от необходимости совершать брак, но заряд обыкновенно назначался большой и уплата его не всегда была возможна. Относительно церковного обручения еще византийские императоры (Лев) предвидели эти невыгоды Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница и для обручения назначали те же условия, что и для брака (возраст 14 и 12 лет); тогда церковное обручение начали совершать вместе с браком. К этому же способу прибегли (как увидим) и у нас.

Петр В., реформируя семейное право, имел перед собою двойную задачу: во-первых, лишить сговор имущественно-обязательной силы и, во-вторых, отнять у церковного обручения его религиозную обязательность. То и другое совершено указом 3 апреля 1702 г. (П. С. 3., № 1907), по которому рядные и сговорные записи велено отставить и впредь их в приказ крепостных дел не писать; а вместо этого писать расписки приданому за руками, т. е. за подписью. Таким образом Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница, удержана одна часть прежнего договора, именно обязательство выдачи приданого, если брак состоится; заряда же (неустойки) в этих записях писать не велено. Так исчезла прежняя имущественная обязательность обручения. После Петра и последняя черта этой обязательности - роспись приданого - отменена обычаем. Но это только половина дела: оставалось церковное обручение с его обязательностью. На этот счет тот же указ продолжает: обручение должно быть за 6 недель до венчания, и "буде обручатся, а после обрученья жених невесты взять не похочет, или невеста за жениха замуж идти не похочет же, и в том быть свободе по правильному св. отец рассуждению". Такая ссылка на Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница св. отцов, как мы видели выше, совсем не оправдывается нашей кормчей: в ней обручение имеет почти такую же силу, как и брак. По каноническим постановлениям, причины для расторжения обручения почти те же, что и для расторжения брака. Русский законодатель старается уничтожить именно эту строгость и потому определяет: "Обручение упражнятися может вин ради сицевых: аще бы жених обручил себе невесту сущу неблагообразну или во удеси коем пагубну, поврежденну, мнящи яко красна есть и благообразна, нескорбна и здрава; по обручении же аще бы уведал, яко есть безобразна, скорбна, нездрава, может от нея быти свободен". Здесь основной причиной расторжения является то, что жених Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница плохо ознакомился с физическим видом и здоровьем невесты, или, говоря проще, ему невеста не понравилась после обручения. Это вызвано предшествовавшим состоянием дела когда обручались совсем незнакомые друг другу лица, а иногда взамен кривой, хромой или рябой невесты на смотринах подставлялась ее красивая сестра или служанка. Само собою разумеется, что при этом удерживаются и канонические причины расторжения обручения. Естественно рождается вопрос: зачем же в таком случае было удерживать обручение и еще требовать 6-недельного промежутка между ним и браком? Это опять объясняется обстоятельствами эпохи: до обручения молодые люди могли вовсе не знать друг друга; после обручения нравы того времени позволяли Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница большую свободу обращения между женихом и невестой; и тогда могли установиться между ними симпатии или антипатии. Но этого же, конечно, можно достигнуть и без обручения: с переменой общественных нравов лица разных полов могли узнавать друг друга, и не будучи обрученными. Об этом постарался сам Петр, уничтожив азиатскую и несколько лицемерную раздельность полов в обществе, например, посредством своих знаменитых ассамблей. После него, в XVIII в., общество впало в противоположную крайность - дошло до общественной распущенности; уже нечего было заботиться, что молодые люди до брака могут не знать друг друга в лицо. В 1744 г. сделана была попытка возвратить обручению его прежнюю каноническую строгость; тогда (П Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница. С. 3., № 9088) дела о расторжении обручения велено было представлять через синод на высочайшее усмотрение. В связи с этим вновь появились все прежние затруднения перехода от обручения к браку; но такой порядок удержался недолго: в 1775 г. существование обручения как отдельного акта было уничтожено синодским указом (П. С. 3., № 13357); с тех пор обручение стало простым церковным обрядом, который совершается вместе с самим браком, а сговор превратился в семейный обряд без всякой юридической силы.

Условия совершения брака

а) Возраст. Определение его в законе необходимо не только ввиду физических целей брака, но и моральных, т. е. для того, чтобы можно было предположить в брачущихся ясное Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница сознание и свободную волю при решении вопроса о браке.

Византийские источники колебались в определении возраста: Прохирон назначает для мужчин 14, для женщин 12; Эклога - 15 и -13 л. Сроки эти не исполнялись на Руси; браки совершались в возрасте гораздо низшем: даже мужчины женились в 11 лет, а женщины выходили замуж в 10 лет. По словам Олеария, "это довольно обыкновенно в Московии"; примеры браков малолетних в княжеских семействах многочисленны. Русское каноническое право (Стоглав) установило свои сроки, взяв для мужчин высший возраст (по Эклоге) 15 лет, а для женщин - низший (по Прохирону) 12 лет. Этот закон при сильной борьбе с обычным правом не получил всеобщего признания не только в Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница XVII, но и к концу XVIII в. (что можно, между прочим, видеть из приведенного свидетельства Олеария и из случаев XVIII в). Вопрос о брачном возрасте в XVIII и начале XIX в. колеблется: по указу о единонаследии (см. выше), брачный возраст определен для мужчин в 20 лет, а для женщин - в 17. Но с отменой указа, надо думать, исчезло и это определение брачного возраста: в 1774 г. синод предписывал духовенству, между прочими обстоятельствами, разведывать, "чтобы они возраст имели, юноши не менее 15 лет, а девицы в 13 лет" (П. С. 3., № 14229), т. е. синод возвращается к постановлениям Эклоги *. Возраст, назначенный указом 1774 г., в XIX в. признан Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница чрезмерно низким: в 1830 г. не церковным, а уже государственным законом (указом 19 июня, данным синоду) установлены новые сроки. "Желая предохранить, - говорит указ, - верноподданных от тех известных по опыту вредных последствий, кои происходят от сочетания браков между несовершеннолетними и потрясают добрые нравы, признали мы за благо повелеть, дабы воспрещено было священникам отныне впредь венчать браки, если жених и невеста не достигли еще первый 18, а последняя 16 лет". Вредные последствия, которые здесь видит закон, двоякого рода: физические и нравственные; последние состоят в неприменимости свободного волеизъявления к мальчику и девочке. Но в том же указе сделано исключение для природных жителей Закавказского края, где Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница дозволен брак для мужчине 15 лет, а для женщин - в 13, т. е. согласно с постановлениями Эклоги, но не согласно с древнерусскими каноническими постановлениями.

_____________________

* В проекте брачного права, составленном в св. синоде (архиеп. Петербургским Гавриилом, 1765-1767). положено: "не венчать жениха, коему нет от рождения 17. також и невесту, коей нет же 15" (см. Павлова, стр. 346).

_____________________

Что касается определения крайнего старческого возраста, за пределами которого запрещается брак, то ни в византийских узаконениях светских и церковных (кроме правила Василия В.), ни в законах древнерусских не находим об этом никаких определений. В инструкции поповским старостам 26 декабря 1697 г. (П. С. 3., № 1612) патриарха Адриана приказывается писать в венечной памяти Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница, чтобы "попы узнавали о женихах и невестах разыскивали, вдовцы мужи и жены не в престарелых ли летах". Но точного обозначения возраста престарелости, препятствующего совершению брака, указано не было. Да притом в инструкции почему-то говорится только о вдовцах. Мы не имеем также фактов для уяснения, как справлялась с этим древнерусская практика.

После Петра, при знакомстве с узаконениями Западной Европы, появляются в обществе запросы и на этот счет. Петр повенчал известного Никиту Зотова, имевшего возраст более 70 лет. Когда потом сын Зотова Конон поссорился с мачехой, то писал Петру: "Ученейшие меня легислаторы во Франции положили, что человек, который перешел за 70 лет, не может Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница ничем и ни в чем определять, и тако женитьба в летах отца нашего весьма не почитается женитьбою, что надлежит до наследства. Дай Боже, чтобы сенат все сии права знал". Но желание Зотова и других в его положении о введении у нас французского легислаторства исполнилось не скоро: постановление о старческом возрасте дано было лишь в 1744 г., но по частному случаю вступления в брак 82 лет от роду. Синод разлучил брак на следующих основаниях: I) брак от Бога установлен для умножения рода человеческого, "чего от имеющего за 80 лет надеяться весьма отчаянно", ибо, по словам псалмопевца, человек может быть в силах Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница только до 80 лет, "а множае труд и болезнь, которые труд и болезнь клонят к смерти человека, а не к умножению рода человеческого". 2) Правило 24-е св. Василия Великого гласит: "Аще по 60 летам вдовица идет замуж, без сообщения да будет, дондеже отступить нечистоты". Получил ли этот указ уже тогда и общее применение в смысле запрещения брака, заключенного в возрасте свыше 80 лет, неизвестно: но свод законов, устанавливая это общее правило, сослался на указ синода 1744 г. Следовало бы ожидать, что из упомянутого указа будет сделан и другой вывод: крайний старческий возраст будет установлен неодинаковый для мужчин и женщин; ибо правило Василия Великого, единственное Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница каноническое основание, приводимое синодом, говорит именно о женщинах и назначает предел брачного возраста в 60, а не в 80 лет; поэтому, если уже не распространять это правило на мужчин, следовало бы думать, что оно будет оставлено для женщин *.

______________________

В упомянутом проекте архиеп. Гавриила читаем: "не венчать... коему уже 60. також и невесте, коей 50 лет от рождения миновало".

______________________

По вопросу о пропорциональности лет жениха и невесты ничего не находим в узаконениях, ни древних, ни новых, ни византийских, ни наших, хотя наше правительство не раз обращало внимание на этот вопрос, а именно еще в 1756,1765 и 1766 гг. (П. С. 3., jsro 10.676). В синоде стало известно, что в Белогородской и Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница Воронежской епархиях между однодворцами есть "непотребный обычай, что они малолетних своих сыновей, лет 8,10,12 женят и берут за них девок лет по 20 и более, с которыми свекры их многие впадают в кровосмешение, за что несколько из них на украинской линии и к смерти приговорено". В 1774 г. синод узнал, что некая крестьянка Татьяна Иванова призналась в костромской провинциальной канцелярии, что умышленно удавила своего мужа, малолетнего крестьянина Ивана Гаврилова, которому было тогда 12 лет. И по другим делам, говорит синод, такие же поступки обнаруживаются; поэтому синод предписывает священно- и церковнослужителям не венчать, "в противность св. правил, таковых малолетних с возрастными девками Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница"; за нарушение этого полагается лишение звания священникам и церковникам, а самый брак расторгается. Что собственно было предписано этим указом синода и как поняла его практика - не знаем: следовало ли не венчать браков по непропорциональности лет жениха и невесты или только не венчать браков при недостижении кем-либо из брачущихся узаконенных лет? По-видимому, практикой усвоенатольно последняя мысль указа; идея же о пропорциональности лет жениха и невесты не принесла никаких плодов в дальнейших узаконениях незаконного сочетания браков (П. С. 3., № 14.356) *, где указывается, что в жизни не соблюдается ни одного из постановлений о браке, и в частности, вступают в брак "б летах Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница между собою весьма не сходственных; женят же в крестьянстве малолетних ребят с возрастными девками, а сии малолетних своих мужей умерщвляют, за что некоторые по гражданскому и к смертной казни были приговорены". Для предотвращения этих и других злоупотреблений синод предписывает завести метрические книги и соблюдать вообще канонические постановления, не указывая, какие именно, и в частности никак не определяя относительный возраст брачущихся.

_______________________

* Этот указ положен в основу постановлений о браке Свода законов.

_______________________

б) Правильность сознания (умственное здоровье). Византийские источники не оставили нам ясного учения об этом условии совершения брака. Правда, в них (в брачном праве) нередко упоминается о бесновании как Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница явлении, имеющем значение для совершения правильного брака; но речь идет о бесновании родителей как обстоятельстве, уничтожающем родительскую власть; можно думать, что это понятие могло применяться и к брачущимся. Но прямых узаконений об этом не находим нив Византии, ни у нас до времени Петра I.

В 1722 г. (6 апреля, № 3949) вышел такой указ под заглавием "О свидетельствовании дураков в сенате": "Понеже как после вышних, так и нижних чинов людей движимое и недвижимое имение дают в наследие детям их таковым дуракам, что ни в какую науку и службу не годятся, а другие, несмотря на их дурачество, но для богатства отдают за оных дочерей Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница своих и свойственниц замуж, от которых доброго наследия к государственной пользе надеяться не можно... того ради повелеваем как вышних, так и нижних чинов людям, и ежели у кого в фамилии ныне есть или впредь будут таковые, которые ни в науку, ни в службу не годились и впредь не годятся, отнюдь жениться и замуж идтить не допускать и венечных памятей не давать". Имущество же их отдается в опеку родственникам, "а их негодных с тех деревень кормить". Если же по свидетельству (в сенате) донесение не подтвердится, то употреблять их в службу и науку и жениться "в урочных летах" позволить. По толкованию государственного совета Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница (18 июня 1815 г.), этот указ о дураках относится к людям, не имеющим здравого рассудка от рождения. При Петре и его ближайших преемниках, когда военная служба и профессиональное образование были обязательны для дворян, изложенный указ мог иметь применение именно к дворянскому сословию: неявка в школу и на службу оправдывалась только официальным признанием скудоумия у не явившихся. Но по освобождении дворян от службы и в отношении к прочим сословиям едва ли этот закон находил себе надлежащее применение. Священник, венчающий брак, или церковная власть, выдающая венечную память, не были компетентны в разрешении этого щекотливого и трудного вопроса. Та же трудность остается и Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница ныне, когда в своде установлено: "запрещается вступать в брак с безумными и сумасшедшими"; такое запрещение может простираться только на тех, кто признан таковым по свидетельствованию надлежащей власти.

в) Свободная воля и согласие родителей. По учению византийских кодексов, при браке требуется непременное участие воли родителей или опекунов; без этого условия брак может быть совершен лишь при следующих обстоятельствах: если отец (или дед, имеющий власть) находится не в здравом уме ("неистов"); если он находится в плену; если он пропал без вести более чем за три года перед тем (впрочем, в последнем случае брак может быть заключен и до истечения этого срока, но Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница с тем, что отец, возвратившийся до истечения трех лет, может, если захочет, расторгнуть брак). Во всех прочих случаях не эмансипированные дети вступают в брак не иначе, как при позволении родителей. В случае беспричинного сопротивления браку детей со стороны отца обиженный может обратиться к гражданской власти, которая в таком случае дает позволение взамен отца и выдает вено. По наступлении эмансипации дети могут вступать в брак без позволения родителей; впрочем, для эмансипированной дочери такое право наступает лишь по достижении ею 25-летнего возраста; Эклога уничтожает различие между эмансипированными и не эмансипированными детьми и потому требует разрешения родителей (уже не одного отца Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница) без ограничения времени. Что касается брака рабов, го их сожительство не есть брак в юридическом смысле, а потому и составляется их господами без всякого участия их свободной воли (Прохир. гр., 34, гл. 2 и 4). Требование свободной воли для брачущихся заявлено христианской церковью с особенной силой. В нашей печатной кормчей (гл. 50) находим следующее определение: совершающий брак "весть приим о хотящих браку сочетатися, в первых да увесть... - аще своим вольным произволением, а не принуждения ради от родителей и сродников или от господий своих... сочетатися хотят". В русском обычном праве уже для языческой эпохи можно указать на требование согласия брачущихся при браке через приведение Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница.

Когда кн. Владимир хотел жениться на дочери полоцкого князя Рогнеде, еще не прибегая к насилию и похищению, то родители невесты обратились за согласием к ней самой, предоставили ей выбор между Владимиром и Ярополком и получили в ответ: "Не хочу разувать (это символ подчинения мужу) сына рабыни" (каким действительно был Владимир). Но более общим обычаем долгое время и в христианскую эпоху оставалось то, что браки составлялись по воле родителей, принуждавших детей или вступать в брак, или невступать в него; церковь издавна боролась с этим воззрением; церковный устав Ярослава назначает наказание родителями в случае, когда они принуждают дочь к браку и она что Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница-либо сделает над собою. Вместе с этим русская церковь не только допускает, но и требует свободного произволения и для рабов. Несмотря на это, и в Московском государстве браки составлялись не свободной волей самих брачущихся, а родителями невесты и женихом или его родителями: "А случится которому боярину и ближнему человеку женити сына своего, или самому, или брата и племянника женити... и посылают к отцу невесты, или к матери, или к брату гозорити друзей своих... И тот человек, будет хотеть дочь свою или иного кого, выдать замуж, на те речи скажет ответ, что он девицу свою выдать замуж рад, только Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница подумает о том с женою своею и сродичами... А дочере, или кому-нибудь о том не скажут, и не ведает до замужества своего". Когда невеста жениху по росписи приданого понравится и обе стороны назначат сговор, то жених приезжает в дом родителей невесты, пишут рядную запись и пируют; "а невесты ему не покажут, и невеста его, жениха, не видает" (Котошихин). Некоторое отличие царских свадеб в этом отношении состоит в том, что тогда жених сам выбирает невесту из множества девиц, свезенных со всех концов государства.

Петровскому законодательству предстояла трудная задача - примирить две противоположности: охранить свободное произволение брачущихся и дать в Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница то же время место для участия в заключении брака воле родителей. Такую задачу Петр надеялся выполнить своим узаконением 5 января 1724 г. "В прошлом 1722 г. (пишет он сенату), в бытность нашу в сенате, предлагали вы нам пункт о принужденных браках, которые бывают в детях за страх родителей, а в рабах по принуждению господ их, без произволения сочетанных, - и требовали на оный решения: и по оному предложению повелеваем учинить во всем российском государстве такое запрещение, дабы отныне родители детей и всякого звания люди - рабов своих и рабынь к брачному сочетанию не принуждали и не брачили под опасением тяжкого штрафования". Но законодатель знал, что угроза Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница "штрафования" останется пустой фразой, обращаясь в такую замкнутую среду, как семья, что провозглашаемый им принцип свободы совершенно противоположен началу старорусской семейной власти, и потому изобрел следующую меру: "А понеже много случается, что и неволею сочетаемые не дерзают во время брака см ело спорить, один за стыд, другие за страх, что уже после является от несогласного тех неволею сочетанных жития, - того ради в прилучающихся у знатных персон и у шляхества и прочих разночинцев браках (кроме крестьянства), прежде венчания брачных приводить родителей их обоих совокупляющихся персон, как отцов, так и матерей, а которые в живых не имеют плотских родителей, то Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница тех, которые вместо родителей действительно вменяются, - к присяге в том, что одни не неволею ль сына женят, другие не неволею ль замуж дочь отдают, также и господа с рабами не так ли поступают". Присяга приносится чинами первых классов в синоде, прочими - в епархиях "при архимандрической персоне", а мелкими разночинцами при знатных священниках, для этого специально назначенных. В форме присяги, приложенной к этому указу, говорится, что клянущийся подлежит истязанию церковному и политическому, если откроется впоследствии, что он прибегал к мерам принуждения. Слугам, по этому же указу, господа должны давать письма, "заруча под клятвою суда Божия и присяги своей, что он их Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница не неволит" (П. С. 3., № 4406).

Эта гарантия свободы произволения не удержалась в нашем законодательстве; в Своде стоит голословное требование согласия на брак со стороны родителей, опекунов и попечителей и о непринуждении к браку. Первое требование и после издания Свода возбуждало законодательные вопросы (1836), однако оставлено в своей силе. Некоторое ограждение прав брачущихся со стороны произвола опекунов содержится лишь в местных законах (Черниговская и Полтавская губ.), по которым девица, состоящая под властью опекуна, может объявить в суде о препятствии ей к браку со стороны опекуна, желающего продлить управление ее имением. Но это ограждение вызвано особенностями опеки по Литовскому статуту, по Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница которому опекун не только управлял, но и владел имуществом, и притом опека продолжалась не до совершеннолетия, но до выхода в замужество. По уничтожении этих отличий в опекунском праве для Малороссии падает практическое значение приведенного закона. Впрочем, по уголовным законам, было постановлено значительное различие между вступлением в брак без позволения родителей и с таковым же действием без позволения опекунов.

Дата добавления: 2015-09-29; просмотров: 3 | Нарушение авторских прав


documentasgbbev.html
documentasgbipd.html
documentasgbpzl.html
documentasgbxjt.html
documentasgceub.html
Документ Проф. М.Ф. Владимирский-Буданов 37 страница