Настоящая книга завершает цикл работ автора, посвященных общественно-политической истории России XV–XVI вв. Это было время, когда Россия, освободившись от многовекового ордынского ига, вступила на 18 страница

Волнения волоколамских крестьян были прообразом и предвестником Крестьянской войны начала XVII в., которой крестьяне и горожане уже всей страны ответили на рост крепостничества в годы правления Годунова.

Послесловие

Автор этой книги выдающийся советский историк Александр Александрович Зимин (1920–1980) в своем вступлении подчеркнул, что публикуемая монография завершает цикл его исследований о «России на пороге нового времени». Шеститомная серия охватывает более полутора столетий — от второй четверти XV до конца XVI в. — период образования единого государства, начальных этапов его централизации, борьбы за свержение иноземного ига и национальную независимость. Открывает серию единственная пока еще не опубликованная работа о феодальной войне середины XV в., озаглавленная автором Настоящая книга завершает цикл работ автора, посвященных общественно-политической истории России XV–XVI вв. Это было время, когда Россия, освободившись от многовекового ордынского ига, вступила на 18 страница «Витязь на распутье» .

В предлагаемой читателю книге, пожалуй, наиболее ярко проявилась черта, характерная для всего цикла, — сочетание синтеза и скрупулезного научного анализа. Сам ученый назвал ее «прагматическим подходом». Такой метод подразумевает и глубокое обобщение того, что сделано исторической наукой, и тщательное исследование многих проблем отечественной истории, и связный рассказ о всех событиях и явлениях изучаемого периода.

По мере развития исторической науки, совершенствования ее методов у нас все чаще создавались монографии, авторы которых глубоко и всесторонне исследовали ту или иную конкретную проблему, прослеживали определенные явления в жизни общества на протяжении порой длительного промежутка времени. Польза и необходимость таких трудов очевидна. Перу самого А Настоящая книга завершает цикл работ автора, посвященных общественно-политической истории России XV–XVI вв. Это было время, когда Россия, освободившись от многовекового ордынского ига, вступила на 18 страница. А. Зимина принадлежат работы о русской общественной мысли XV–XVI вв., об истории холопства с древнейших времен до конца XV в., об одном из крупнейших монастырей-феодалов — Иосифо-Волоколамском и т. п. Искусственное расчленение целостного исторического процесса необходимо в первую очередь для последующего синтеза. В случае если синтез запаздывает, то читатель может найти последовательное повествование об истории народа или в кратком учебнике, или в классических, но во многом уже устаревших (ведь наука не стоит на месте) книгах Н. М. Карамзина, С. М. Соловьева и других историков прошлого века. А. А. Зимин восстановил в науке традицию «писания истории», но уже Настоящая книга завершает цикл работ автора, посвященных общественно-политической истории России XV–XVI вв. Это было время, когда Россия, освободившись от многовекового ордынского ига, вступила на 18 страница на принципиально новом уровне.

Когда-то было в ходу деление историков на две категории, в равной степени необходимые. Одни — чернорабочие науки — добывают факты, дотошно сопоставляя источники, ловя их случайные обмолвки, усовершенствуя методику исторического исследования, но порой мало задумываются об общеисторических выводах из своих изысканий. Другие не утруждают себя «копанием» в источниках и на основе добытых коллегами фактов, как бы паря над ними, создают стройные и логически безупречные концепции. Они будят мысль своих читателей, дают импульс для последующих исследований и новых концепций. Впрочем, вряд ли когда-нибудь эти два типа историков существовали в чистом виде. Такое деление все больше преодолевается Настоящая книга завершает цикл работ автора, посвященных общественно-политической истории России XV–XVI вв. Это было время, когда Россия, освободившись от многовекового ордынского ига, вступила на 18 страница в современной советской исторической науке. И все же большинство историков тяготеют либо к тому, либо к другому методу исследования.



Но подлинным мастером можно назвать лишь того историка, который сочетает в себе достоинства обоих типов исследователей — обладает и сноровкой каменотеса, и полетом фантазии зодчего, видящего все здание в целом. Только тогда установление фактов одухотворено большой идеей, а концепции основываются на крепком и прочном фундаменте. К таким мастерам принадлежал А. А. Зимин.

Эта монография посвящена самым кардинальным проблемам отечественной истории — развитию крепостничества и предпосылкам первой в истории России Крестьянской войны. Решение этих вопросов прежде всего результат напряженного труда по изучению Настоящая книга завершает цикл работ автора, посвященных общественно-политической истории России XV–XVI вв. Это было время, когда Россия, освободившись от многовекового ордынского ига, вступила на 18 страница реальной жизни России последней четверти XVI в. — от отмены опричнины до трагического конца династии потомков Ивана Калиты, от жестокого экономического и политического кризиса послеопричных лет до кануна гражданской войны начала XVII в. и «смутного времени». Характеристика событий и явлений этого сложного исторического периода — экономики, социальных отношений, политики правящего класса — сделана профессионально точно на основе самых разнообразных источников — русских и иностранных, повествовательных и документальных. Мастерски, без априорной односторонности, без оглядки на традицию (в том числе и на традицию собственных сочинений) А. А. Зимин дает широкую картину жизни страны, показывает энергичные, но безуспешные попытки сильного и талантливого правителя преодолеть кризис.

Для Настоящая книга завершает цикл работ автора, посвященных общественно-политической истории России XV–XVI вв. Это было время, когда Россия, освободившись от многовекового ордынского ига, вступила на 18 страница А. А. Зимина всегда было характерно внимание к судьбам и масс, и отдельных личностей, наложивших свой отпечаток на ход исторического процесса. В этой книге читатель найдет яркие и запоминающиеся портреты Ивана Грозного, Бориса Годунова, всесильных дьяков Щелкаловых, властолюбивого авантюриста Богдана Бельского и многих других. Энциклопедизм, виртуозное владение техникой исторического исследования приближают монографию к трудам в области точных наук, а свободное, полное живых деталей изложение — к художественной прозе.

Сюжеты книги, неоднократно бывшие предметом исследования в отечественной науке, потребовали от автора пристального внимания к трудам предшественников. Поэтому здесь чаще, чем обычно, Александр Александрович не только критически оценивал достижения своих коллег, но и Настоящая книга завершает цикл работ автора, посвященных общественно-политической истории России XV–XVI вв. Это было время, когда Россия, освободившись от многовекового ордынского ига, вступила на 18 страница со свойственными ему азартом и горячностью опровергал недостаточно убедительные построения. Пожалуй, в этой заключительной книге цикла полнее и яснее, чем в других, выразился присущий автору талант не только критика, но и преподавателя, ибо весь ход исследования дает читателю высокий урок исследовательской методики и этики.

Сейчас, когда прошло уже шесть лет после безвременной кончины ученого, ученики его учеников будут постигать по его книгам трудные азы благородного ремесла историка; будут учиться точности и честности в обращении с источниками и в постижении через них исторической истины, бескомпромиссности в полемике в сочетании с уважением к мнению оппонента в научном споре. А Настоящая книга завершает цикл работ автора, посвященных общественно-политической истории России XV–XVI вв. Это было время, когда Россия, освободившись от многовекового ордынского ига, вступила на 18 страница. А. Зимин всегда подчеркивал, что ученый не может пройти мимо тех выводов, с которыми он не согласен; что не может считаться доказанной новая точка зрения, если не опровергнуты прежние. Этого правила Александр Александрович строго и неуклонно придерживался всю жизнь, в том числе и в публикуемой книге.

Монография была закончена в 1978 г., но до самой своей кончины (25 февраля 1980 г.), превозмогая тяжелый и мучительный недуг, ученый работал над ее текстом, стремясь максимально учесть новую литературу. К некоторым деталям он, возможно, хотел еще вернуться. Так, в рецензии С. Б. Веселовского на труд В. К. Клейна об Угличском деле (опубликованной посмертно в Настоящая книга завершает цикл работ автора, посвященных общественно-политической истории России XV–XVI вв. Это было время, когда Россия, освободившись от многовекового ордынского ига, вступила на 18 страница конце 1978 г.) содержится весьма убедительное доказательство того, что так называемая первая челобитная городового приказчика Р. Ракова принадлежит в действительности анонимному сборщику посошных людей. А. А. Зимин внес в примечания дополнительную сноску, где отметил мнение С. Б. Веселовского, не присоединившись к нему, но и не отвергнув; основной же текст (где автором этой челобитной традиционно считается Раков) остался в неприкосновенности. Вероятно, Александр Александрович собирался внимательно рассмотреть аргументацию Веселовского, но не успел.

В обзоре источников, не вошедшем по техническим причинам в окончательный текст книги, среди публицистов, писавших в начале XVII в., А. А. Зимин упомянул кн. И. М. Катырева-Ростовского и сделал следующее примечание Настоящая книга завершает цикл работ автора, посвященных общественно-политической истории России XV–XVI вв. Это было время, когда Россия, освободившись от многовекового ордынского ига, вступила на 18 страница: «М. В. Кукушкина привела серьезные доводы в пользу того, что автором повести, приписывавшейся И. М. Катыреву-Ростовскому, был С. И. Шаховской» . Признав таким образом аргументы исследовательницы достаточно убедительными, автор тем не менее не заменил в тексте (а может быть, просто не успел) имя Катырева-Ростовского именем Шаховского. Учитывая выраженное в примечании мнение А. А. Зимина, издатели сочли возможным при подготовке рукописи к печати называть автором этой повести С. И. Шаховского. Впрочем, в опубликованной в 1980 г. работе В. К. Зиборова, не отвергающего аргументы М. В. Кукушкиной, вместе с тем приведены новые данные, показывающие, что вопрос еще нуждается в Настоящая книга завершает цикл работ автора, посвященных общественно-политической истории России XV–XVI вв. Это было время, когда Россия, освободившись от многовекового ордынского ига, вступила на 18 страница изучении, а приписывающееся Катыреву-Ростовскому произведение, возможно, не является результатом индивидуального творчества .

Читатель монографии имеет дело с текстом, написанным около восьми лет назад. При подготовке рукописи к печати, естественно, не учитывалась вышедшая после смерти автора литература. Единственное отступление — перевод на последние издания ссылок на сочинения А. Поссевино и Ж. Маржерета.

По техническим причинам рукопись пришлось сократить на 5 а. л. Как и в первой посмертной публикации, был сжат научный аппарат (объединены многие сноски, применена система сокращения названии часто цитируемых изданий), сняты разделы об историографии, источниках и сокращена глава о царевиче Дмитрии, журнальный вариант которой увидел свет в 1978 г.

Рукопись подготовлена к Настоящая книга завершает цикл работ автора, посвященных общественно-политической истории России XV–XVI вв. Это было время, когда Россия, освободившись от многовекового ордынского ига, вступила на 18 страница изданию В. Г. Зиминой, В. Б. Кобриным и А. Л. Хорошкевич при участии А. П. Павлова и А. И. Плигузова. Указатель составлен Ю. Д. Рыковым.

Авторский текст рукописи хранится в личном архиве А. А. Зимина.

В. Б. Кобрин, А. Л. Хорошкевич

Дата добавления: 2015-10-21; просмотров: 4 | Нарушение авторских прав


documentasguyyj.html
documentasgvgir.html
documentasgvnsz.html
documentasgvvdh.html
documentasgwcnp.html
Документ Настоящая книга завершает цикл работ автора, посвященных общественно-политической истории России XV–XVI вв. Это было время, когда Россия, освободившись от многовекового ордынского ига, вступила на 18 страница