ОРИГИНАЛ. СЕДМЫЙ СТЕПЕНЬ И ГРАНЬ СЕДМАЯ, В НЕМЖЕ ГЛАВ 16 И ДВА МИТРОПОЛИТА

СЕДМЫЙ СТЕПЕНЬ И ГРАНЬ СЕДМАЯ, В НЕМЖЕ ГЛАВ 16 И ДВА МИТРОПОЛИТА, КИРИЛ, ИОСИФ

СЕДЬМАЯ СТУПЕНЬ И ГРАНЬ СЕДЬМАЯ, В КОТОРОЙ 16 ГЛАВ И ДВА МИТРОПОЛИТА, КИРИЛЛ И ИОСИФ

О БЛАГОВѢРНОМЪ И БОГОХРАНИМОМ КОРЕНОПЛОДНОМЪ ВЕЛИКОМЪ КНЯЗЕ ЯРОСЛАВѢ ВСЕВОЛОДИЧИ (...)

О БЛАГОВЕРНОМ И БОГОХРАНИМОМ ПРЯМОМ НАСЛЕДНИКЕ ВЕЛИКОМ КНЯЗЕ ЯРОСЛАВЕ ВСЕВОЛОДОВИЧЕ

Батыева рат. Тоя же зимы[1] за многая и великая наша согрѣшения и разность и несогласие и неисправление к Богу наведе на ны Богъ от востока безчеловѣчнаго Батыя, от негоже пленена бысть тогда Руская земля, и сугубу язву восприяхомъ и смирихомся зѣло; и насилие немало сотвориша погании християном: многия грады и мѣста ОРИГИНАЛ. СЕДМЫЙ СТЕПЕНЬ И ГРАНЬ СЕДМАЯ, В НЕМЖЕ ГЛАВ 16 И ДВА МИТРОПОЛИТА разорени быша, и многия начала побѣжени быша, и владущий тогда во граде Владимери брат сего великаго князя Ярослава[2] Георгий Всеволодич[3] убиенъ бысть, и супружница его, и чада. И аще тако сурово попусти на ны Богъ злочестиваго Батыя, иже яко вепрь от луга и яко инок диви вселенную, яко траву, пояде,[4] но плода благовѣрия не сотре. И аще таковыми ранами наказа ны Господь, но милости своея не разори от нас и не попустил никомуже похитити престолъ царствия крестоносныя хоругви руских самодержателей, аще и вѣтви обламаны быша.

Война с Батыем. В ту же зиму за многие и великие наши ОРИГИНАЛ. СЕДМЫЙ СТЕПЕНЬ И ГРАНЬ СЕДМАЯ, В НЕМЖЕ ГЛАВ 16 И ДВА МИТРОПОЛИТА прегрешения, за уклонение от Бога, в согласии, за несвершение привел Бог на нас с востока бесчеловечного Батыя, что пленил тогда Русскую землю, и прияли мы тяжкие раны и сильно смирились; и немалое насилие сотворили варвары над христианами: города многие и места разорены были, властители многие побеждены были, и убит был тогда правивший во граде Владимире брат сего великого князя Ярослава Георгий Всеволодович, и супруга его, и чада. Но хоть столь сурово и попустил Бог прийти на нас нечестивому Батыю, что как вепрь или дикий зверь-одинец пожрал, будто на лугу траву, вселенную, все же плодов благоверия он ОРИГИНАЛ. СЕДМЫЙ СТЕПЕНЬ И ГРАНЬ СЕДМАЯ, В НЕМЖЕ ГЛАВ 16 И ДВА МИТРОПОЛИТА не уничтожил. И хоть столь сильными ранами наказал нас Господь, но своей милости не отнял от нас и не попустил никому похитить престол царствия крестоносной хоругви русских самодержцев, хотя ветви и обломаны были.

Ярослава Богъ защити яко корень благочестия, неврежен бысть и цѣл сохраненъ бысть сий истинный поборник православию, богохранимый великий князь Ярослав. Бѣ бо милостивъ всякому просящему у него, егоже кто требоваше, невозбранно подавая, егоже ради спасен бысть и прочии с ним от губителных рук. Никтоже бо возможет на милостивыя, якоже рече Господь: «Блажени милостивыи, яко ти помиловани будутъ».[5] «Вѣсть бо Господь, — по апостолу, — благочестивыя от напасти ОРИГИНАЛ. СЕДМЫЙ СТЕПЕНЬ И ГРАНЬ СЕДМАЯ, В НЕМЖЕ ГЛАВ 16 И ДВА МИТРОПОЛИТА избавляти».[6] Якоже избави праведнаго Ноя, наслѣдника миру, от вселенскаго потопа и Лота от Содомскаго пожжения,[7] тако защити преблагий Богъ и сего наслѣдника русскаго, возлюбленнаго своего вѣрнаго правителя, державнаго Ярослава Всеволодича, емуже тогда в нашествие Батыево прешедшю ис Киева в Великий Новград, — с нимже бяху и боголюбивая его супружница и благородные чада и прочии ближнии ему, — и тамо Богом снабдѣваеми бяху от озлобления татарска.



Ярослава Бог защитил как корень благочестия, был не тронут и сохранен в целости сей истинный поборник православия, богохранимый великий князь Ярослав. Был он милостив ко всякому просившему у него; кто бы в чем ни ОРИГИНАЛ. СЕДМЫЙ СТЕПЕНЬ И ГРАНЬ СЕДМАЯ, В НЕМЖЕ ГЛАВ 16 И ДВА МИТРОПОЛИТА нуждался, он беспрекословно подавал, чего ради и был спасен от рук губителей, а вместе с ним и другие. Ибо никто не может осилить милостивых, как сказал Господь: «Блаженны милостивые, ибо те помилованы будут». «Ибо Господь ведает, — по апостолу, — как благочестивых от напасти избавлять». Как избавил он унаследовавшего мир праведного Ноя от всемирного потопа, а Лота от сожжения в Содоме, так защитил преблагой Бог и сего унаследовавшего Русь возлюбленного им верного правителя, державного Ярослава Всеволодовича, он перешел тогда в Батыево нашествие из Киева в Великий Новгород, — а с ним были боголюбивая его супруга и благородные чада и прочие его ОРИГИНАЛ. СЕДМЫЙ СТЕПЕНЬ И ГРАНЬ СЕДМАЯ, В НЕМЖЕ ГЛАВ 16 И ДВА МИТРОПОЛИТА близкие, — и там были оберегаемы они Богом от татарской беды.

Бракъ Александровъ.[8] В тогдашнее же время пресловущий в державных сынъ его, великий князь Александръ, законному браку сочтася, — поят себѣ супружницу дщерь полотскаго князя Брячислава, с неюже венчан бысть во градѣ Торопче, пришед же в Новград и ту брак торжествова свѣтло. Тогда же новоградцкими мужи и град в Шелони постави.

Брак Александра. И в тогдашнее время знаменитый среди властодержцев сын его, великий князь Александр, сочетался законным браком, — взял в супруги себе дочь полоцкого князя Брячислава, с которой обвенчался во граде Торопце, а пришедши в Новгород, торжественно праздновал там свадьбу ОРИГИНАЛ. СЕДМЫЙ СТЕПЕНЬ И ГРАНЬ СЕДМАЯ, В НЕМЖЕ ГЛАВ 16 И ДВА МИТРОПОЛИТА. Тогда же он с новгородскими людьми и крепость в Шелони поставил.

Побѣда на литву.[9] Безбожная же литва тогда Смоленску пакость дѣяху, великий же князь Ярослав Всеволодичь шед оборони смолнян: Божиею помощию литву победи. По пленении же Батыевѣ всюду святыя церкви и грады обнавляя и люди разбѣгшаяся собирая.

Победа над литовцами. Безбожные же литовцы пакостили тогда Смоленску, а великий князь Ярослав Всеволодович пошел и защитил смолян: с Божьей помощью победил литовцев. После Батыева нашествия обновлял он повсюду святые церкви и города и собирал разбежавшийся народ.

Первое иде Ярославъ во Орду.[10] И тогда злоименитый Батый присла к ОРИГИНАЛ. СЕДМЫЙ СТЕПЕНЬ И ГРАНЬ СЕДМАЯ, В НЕМЖЕ ГЛАВ 16 И ДВА МИТРОПОЛИТА нему посол свой, зовый его к себѣ во Орду. Ходившу же ему, и достойную честь прият от царя, и восприим старѣйшинство во всем рускомъ языцѣ. Прииде в землю свою честно и славно и многи пришелца утѣши и множество людий собра. Сами прихожаху к нему в Суждоскую землю от славныя рѣки Днѣпра и от всѣх стран Руския земли: галичане волынстии, кияне, черниговцы, переяславцы и славнии куряне, торопчане, мѣняне, мѣщижане, смолняне, полочане, муромцы, рязанцы; и вси подражаху храбрости его и обещевахуся ему живот свой полагати за избаву християнскую; и тако множахуся и всяким ОРИГИНАЛ. СЕДМЫЙ СТЕПЕНЬ И ГРАНЬ СЕДМАЯ, В НЕМЖЕ ГЛАВ 16 И ДВА МИТРОПОЛИТА богатеством исполняхуся; и бысть по обычной скорби радость велия християном, и благодарствоваху Бога, преспевающе во благочестии.

Первый раз пошел Ярослав в Орду. И тогда печально известный Батый прислал к нему своего посла, зовя его к себе в Орду. И, придя , принял он достойные почести от царя и получил старейшинства надо всем русским народом. Пришел он в землю свою с честью и славой и множество пришельцев утешил, и много народа собрал. сами приходили к нему в Суздальскую землю со славной реки Днепр и со всех концов Русской земли: волынские галичане, киевляне, черниговцы, переяславцы и славные куряне, торопчане, минчане, мещеряне, смоляне, полочане, муромцы ОРИГИНАЛ. СЕДМЫЙ СТЕПЕНЬ И ГРАНЬ СЕДМАЯ, В НЕМЖЕ ГЛАВ 16 И ДВА МИТРОПОЛИТА, рязанцы; и все подражали его храбрости и обещались ему положить жизнь свою за избавление христиан; и приумножался так , и преисполнялся всяческого богатства; и приходила после привычной скорби великая радость христианам, и благодарили они Бога, подвигаясь во благочестии.

Второе иде Ярослав во Орду и преставися во иноплеменницѣх.[11] — Ненавидяй же добра диявол, искони спону творя человѣческому роду, и паки лютѣйшую брань подвизаше на благочестие: наостри поганых татар творити християном великое насилие и безмѣрную тягость. И тако безбожнии содѣвающе; и паче того — злѣйшим коварствомъ тщахуся и вѣру християнскую в Рустей земли повредити, и святыя ОРИГИНАЛ. СЕДМЫЙ СТЕПЕНЬ И ГРАНЬ СЕДМАЯ, В НЕМЖЕ ГЛАВ 16 И ДВА МИТРОПОЛИТА церкви разорити, и богомерския прелести персидския волшебное идолослужение надѣяхуся, безаконнии, в Руси предложити.

Второй раз пошел Ярослав в Орду и преставился на чужбине. Но ненавидящий добро дьявол, искони творящий препоны человеческому роду, еще более лютую напасть навел на благочестие: напустил поганых татар творить великое насилие христианам и непомерные тяготы. И так они, безбожные, и сотворяли; и больше того — с самым страшным коварством старались они и веру христианскую в Земле русской повредить, и разорить святые церкви, и колдовское идолослужение богомерзкой персидской обманной прелести надеялись, беззаконники, на Руси установить.

Михаил Черниговский. Им же тогда возрази таковое коварство великий князь ОРИГИНАЛ. СЕДМЫЙ СТЕПЕНЬ И ГРАНЬ СЕДМАЯ, В НЕМЖЕ ГЛАВ 16 И ДВА МИТРОПОЛИТА Михаил Черниговский, с нимже единоревнителный его болярин Феодор:[12] от тѣх же поганых во Ордѣ за вѣру Христову мучением скончашася, якоже последи о сих доволно изявленно бысть.

Михаил Черниговский. Тогда им на таковое коварство ответил великий князь Михаил Черниговский, а с ним его единомышленник, боярин его Феодор: от рук тех поганых скончались мученически они в Орде за веру Христову, как о том будет впоследствии подробно сказано.

Самодержец Ярослав. Сий же великий князь Ярослав Всеволодич в то же время и лѣто паки бысть в той же великой Ордѣ, в пагубной земли татарстей, и вся безаконных неправедная на благочестие умышления разумѣ; и ОРИГИНАЛ. СЕДМЫЙ СТЕПЕНЬ И ГРАНЬ СЕДМАЯ, В НЕМЖЕ ГЛАВ 16 И ДВА МИТРОПОЛИТА сердцем разгарашеся и ревности божественныя исполняшеся, не терпя зрѣти людей земли своея погибающих душею и тѣлом, за нихже умысли драгаго своего живота не пощадѣти истиннаго ради благочестия, паче же воспоминая началнѣйшее отческое благородие и Богом дарованное им скипетродержание, и како вси страны трепетаху именъ их, не токмо ближнии, но идалние земли, царства, и самии гречестие царие, и како повсюду бысть в Рустей земли православная вѣра християнская, идѣже бысть всякия божественыя благодати исполнение и всего земнаго доброплодия изобилование, в нихже не бяше тогда поганина, уду же присягаху и повиновахуся многия страны и дань даяху ОРИГИНАЛ. СЕДМЫЙ СТЕПЕНЬ И ГРАНЬ СЕДМАЯ, В НЕМЖЕ ГЛАВ 16 И ДВА МИТРОПОЛИТА от моря и до моря: угрове,[13] и чахи, и ляхи, и ятвяги, и литва, и нѣмцы, и чюдь, и корѣла, и устюг, и обои болгары, и буртасы, и черкасы, и мордва, и черемиса; и самии половцы дань даяху и мосты мостяху, литва же тогда и из лесов бояхуся выницати; татари же тогда ни слухом не именовахуся.

Самодержец Ярослав. А сей великий князь Ярослав Всеволодович в то же самое время, в тот год, был в той же великой Орде, в погибельной земле татарской, и все их, беззаконников, неправедные замышления против благочестия понял; и разгорелся он сердцем ОРИГИНАЛ. СЕДМЫЙ СТЕПЕНЬ И ГРАНЬ СЕДМАЯ, В НЕМЖЕ ГЛАВ 16 И ДВА МИТРОПОЛИТА и исполнился божественной ревности, не в силах зреть погибающими душой и телом людей земли своей, за кого решил не щадить своей драгоценной жизни ради истинного благочестия, а самое главное — помня об исконном благородии отцов своих и о дарованном им Богом скипетродержании, о том, как все земли трепетали перед их именами, не только ближние, но и дальние земли и царства, и сами греческие цари, как была повсюду на Русской земле православная вера христианская, , исполненной всяческой божественной благодати и изобиловавшей всяческими земными богатствами, , где не было язычников, , которой присягали и повиновались многие страны и давали дань от моря и до моря ОРИГИНАЛ. СЕДМЫЙ СТЕПЕНЬ И ГРАНЬ СЕДМАЯ, В НЕМЖЕ ГЛАВ 16 И ДВА МИТРОПОЛИТА: венгры, чехи, поляки, ятвяги, литовцы, немцы, чудь, корелы, устюжане, буртасы, черкасы, мордва, те и другие болгары, черемисы; и сами половцы дань платили и мосты мостили, а литовцы тогда и из лесов боялись показываться; имени же татар тогда и слышно не было.

Подвиг Ярославль.[14] Во дни же его Божиимъ гнѣвом грѣх ради наших от безбожных татар Рустей земли толико пленение бысть, не токмо телесное, но идушевное. Итого ради богоподражателный самодержец, храбный душею и тѣлом великий князь Ярослав, второе прииде во Орду к безаконному царю Батыю, с ним же и братия его и сыновцы. Пришедже, не устыдѣся царския ОРИГИНАЛ. СЕДМЫЙ СТЕПЕНЬ И ГРАНЬ СЕДМАЯ, В НЕМЖЕ ГЛАВ 16 И ДВА МИТРОПОЛИТА его темныя власти, ни ужасеся безстудныя его ярости, добрѣ подвизаяся о истиннѣ глаголати за люди Божия Руския земли, обличая поганых безумное велѣние. Егоже ради Батый посла его х Кановичем.[15] И тамо инѣмъ образом, инѣми завистными винами оклеветан бысть от нѣкоего Феодора Яруновича,[16] тако именуема, и сице, егоже не начаяшеся — страдати, и сия доблественѣ со благодарением претерпѣ от безбожных татар; и многу истому восприят за всю братию свою и за множество христоименитаго достояния, иже в Рустей земли. И таковым своим страданием доблий подвижник сотвори многу и благу ползу и велику помощ и ослабу християнству от тягости ОРИГИНАЛ. СЕДМЫЙ СТЕПЕНЬ И ГРАНЬ СЕДМАЯ, В НЕМЖЕ ГЛАВ 16 И ДВА МИТРОПОЛИТА и от злаго насилства татарска.

Подвиг Ярослава. В его же дни по Божьему гневу за наши грехи попала Русская земля в такой плен к безбожным татарам, не только в телесный, но и в душевный. И потому богоподражательный самодержец, храбрый душой и телом великий князь Ярослав, во второй раз пришел в Орду к безбожному царю Батыю, а с ним братья его и племянники. И, придя, не смутился перед темной его царской властью, не испугался его бесстыдной ярости, а стал славно подвизаться за правду, говоря в защиту людей Божьих Русской земли, обличая безумное повеление поганых. Из-за чего послал ОРИГИНАЛ. СЕДМЫЙ СТЕПЕНЬ И ГРАНЬ СЕДМАЯ, В НЕМЖЕ ГЛАВ 16 И ДВА МИТРОПОЛИТА его Батый к великому хану в Монголию. И там каким-то образом, по зависти, оклеветан был он неким человеком по имени Федор Якунович, и таким образом, то, чего и не надеялся, — пострадать, доблестно с кротостью претерпел от безбожных татар; много принял он мук за всю братию свою и за множество христоименитого достояния, что было в Русской земле. И таковыми своими страданиями сотворил доблестный подвижник великую и благую пользу и большую помощь и послабление христианам от ига и злого насилия татарского.

Поиде же оттуду, велми изнемогая, и тогда воспомяну любезныя своя чада, к нимже яко ту сущим глаголаше. Благословение чадомъ,[17] 6 сынм. «О ОРИГИНАЛ. СЕДМЫЙ СТЕПЕНЬ И ГРАНЬ СЕДМАЯ, В НЕМЖЕ ГЛАВ 16 И ДВА МИТРОПОЛИТА, возлюблении мои сынове, плод чрева моего: храбрый мудрый Александре, и споспѣшный Андрей, и удалый Констянтине, и Ярославе, и милый Даниле, и добротный Михаиле![18] Будите благочестию истиннии поборницы и величествию державы Руския Богом утвержении настолницы. Божия же благодать и милость и благословение на вас да умножится в роды и роды во вѣки. Аз уже к тому не имам видѣти вас, ни в земли Суждалстей быти: уже бо сила моя изнеможе и жития кончина приближися. Вы же не презрите двоих ми дщерий, Евдокѣи и Улияны,[19] сестръ ваших, иже бяше им настоящее сие время горчайши желчи ОРИГИНАЛ. СЕДМЫЙ СТЕПЕНЬ И ГРАНЬ СЕДМАЯ, В НЕМЖЕ ГЛАВ 16 И ДВА МИТРОПОЛИТА и пелыни, понеже матери оставше,[20] нынѣ же и мени, отца, лишени суть; но обаче Богъ есть сирым помощник, и слава о всем праведным судбам его». И тако умнѣ благословяй чада своя и послѣднее изнемогая болѣзнию от многаго истомления и нужи, и со многим благодарением предаде душу свою в руцѣ Богови во иноплеменных земли, мѣсяца септября 1 день. «Что убо сего болши, — якоже Святое Писание глаголетъ, — еже положити душу свою за други своя?»[21] И тако сий приснопамятный великий князь Ярослав в далней земли, в кановѣ Ордѣ, положи душу свою за святыя домы церковныя, и за вѣру християнскую, и за вся ОРИГИНАЛ. СЕДМЫЙ СТЕПЕНЬ И ГРАНЬ СЕДМАЯ, В НЕМЖЕ ГЛАВ 16 И ДВА МИТРОПОЛИТА люди земли Руския. И сего ради причте его Богъ ко избранному своему стаду праведных селения. Три же сыны его преже его к Богу отидоша: Феодор, Афанасий, Василий.[22]

И, когда пошел он оттуда, страшно обессилев, тогда вспомнил он любимых своих чад и стал говорить им, как если бы они там были. Благословение чадам, шестерым сыновьям. «О, любимые мои сыны, плод моего чрева: храбрый мудрый Александр, и удачливый Андрей, и удалой Константин, и Ярослав, и милый Даниил, и прекрасный Михаил! Будьте истинными поборниками благочестия и величия Русской державы Богом утвержденными преемниками. Пусть пребывает и умножается на вас Божья ОРИГИНАЛ. СЕДМЫЙ СТЕПЕНЬ И ГРАНЬ СЕДМАЯ, В НЕМЖЕ ГЛАВ 16 И ДВА МИТРОПОЛИТА благодать и милость и благословение во веки из рода в род. Я больше уж не увижу вас, и в земле Суздальской мне не бывать: уже совсем иссякла сила моя и приблизилась кончина жизни. Вы же не покиньте двух моих дочерей, Евдокию и Ульяну, сестер ваших, стало нынешнее это время горче им желчи и полыни, ибо без матери они остались, а теперь и меня, отца, лишаются; но, однако, Бог — сирым помощник, и за все слава праведному суду его». И, так мысленно благословляя своих детей и вконец изнемогая от болезни, из-за многих мучений и тягот, со многим благодарением предал он душу ОРИГИНАЛ. СЕДМЫЙ СТЕПЕНЬ И ГРАНЬ СЕДМАЯ, В НЕМЖЕ ГЛАВ 16 И ДВА МИТРОПОЛИТА свою в руки Богу на чужбине, в сентябре месяце, в 1-й день. «Что же больше сего, — как гласит Святое Писание, — чем положить свою душу за други своя?» Так и сей приснопамятный великий князь Ярослав в дальней земле, в ханской Орде, положил душу свою за святые Божии церкви, и за веру христианскую, и за всех людей Земли русской. И за это причислил его Бог к избранному своему стаду в селах праведных. Трое же его сыновей прежде него отошли к Богу: Федор, Афанасий и Василий.

Лѣпо же есть воспомянути и прочюю благодарную братию и сродников сего Богом снабдимаго великаго ОРИГИНАЛ. СЕДМЫЙ СТЕПЕНЬ И ГРАНЬ СЕДМАЯ, В НЕМЖЕ ГЛАВ 16 И ДВА МИТРОПОЛИТА князя Ярослава Всеволодича, колико богоугодни быша. Мнози же от них и мученическими вѣнцы увязошася, о них же последи речется. Здѣ же явлены да будут многия добродѣтели и благия обычая великаго князя Констянтина Всеволодича,[23] брата сего Ярослава. (...)

Подобает помянуть и прочих благородных братьев и сродников этого Богом хранимого великого князя Ярослава Всеволодовича, как угодили они Богу. Из них многие и мученическими венцами увенчались, о них сказано будет после. Здесь же пусть будут представлены многие добродетели и благой нрав великого князя Константина Всеволодовича, брата сего Ярослава.


[1] Тоя же зимы... — В предыдущем тексте год не назван. Нашествие войск Батыя на Северо ОРИГИНАЛ. СЕДМЫЙ СТЕПЕНЬ И ГРАНЬ СЕДМАЯ, В НЕМЖЕ ГЛАВ 16 И ДВА МИТРОПОЛИТА-Восточную Русь произошло зимой 1237/38 г.

[2] ...великаго князя Ярослава... — Ярослав (1191—1246) — третий сын Всеволода Большое Гнездо, в 1238 г. после гибели брата Юрия занял владимирский великокняжеский стол.

[3] ...Георгий Всеволодич убиенъ бысть, и супружница его, и чада. — Великий князь владимирский Юрий Всеволодович, сын Всеволода Юрьевича, погиб в битве с татаро-монголами на р. Сить 4 марта 1238 г. Его жена и дети погибли в феврале 1238 г., когда татары взяли Владимир.

[4] ...яко вепрь от луга... траву, пояде... — Ср. Пс. 79, 14.

[5] «Блажени милостивыи... будутъ». — Мф. 5, 7.

[6] «Вѣсть бо Господь... от напасти избавляти». — 2 Петр. 2, 9.

[7] Якоже избави... Ноя... от вселенскаго потопа и Лота от Содомскаго пожжения... — Ной (библ.) — праведник ОРИГИНАЛ. СЕДМЫЙ СТЕПЕНЬ И ГРАНЬ СЕДМАЯ, В НЕМЖЕ ГЛАВ 16 И ДВА МИТРОПОЛИТА, извещенный Богом о намерении истребить все живое; Лот (библ.) —получил от ангелов совет покинуть с семейством обреченный Богом на гибель город Содом (см.: Быт. 5—8; Быт. 19).

[8] Бракъ Александровъ... Брячислава... — Князь Александр Ярославич Невский (1220—1263) женился в 1239 г. на дочери полоцкого князя Брячислава Александре. В том же году он как новгородский князь строил крепости на западной окраине новгородских владений, на реке Шелони.

[9] Побѣда на литву. — В Никоновской летописи под 1239 г.

[10] Первое иде Ярославъ во Орду. — Согласно летописям, Батый вызвал Ярослава к себе в Сарай, столицу Золотой Орды, расположенную в низовьях Волги, в 1243 г.

[11] Второе иде Ярослав во Орду и преставися во иноплеменницѣх. — В ОРИГИНАЛ. СЕДМЫЙ СТЕПЕНЬ И ГРАНЬ СЕДМАЯ, В НЕМЖЕ ГЛАВ 16 И ДВА МИТРОПОЛИТА 1246 г. Ярослав был отправлен в Монголию в Каракорум, столицу государства Чингисидов. При дворе великого хана Ярослав был отравлен, чтобы «свободнее и окончательнее завладеть его землей» (свидетельство Плано Карпини).

[12] Им же тогда возрази... Михаил Черниговский, с нимже... его болярин Феодор... — Черниговский князь Михаил Всеволодович (погиб в 1246 г.) прибыл к Батыю, рассчитывая получить от него Черниговское княжество, из которого бежал за границу при приближении татар в 1238 г. Отказался исполнить обряды, демонстрирующие уважение к языческой вере татар, и был убит. Погиб и сопровождавший его боярин Феодор. Их гибель была истолкована как мученическая смерть за христианскую веру, и они были канонизированы.

[13] ...угрове ОРИГИНАЛ. СЕДМЫЙ СТЕПЕНЬ И ГРАНЬ СЕДМАЯ, В НЕМЖЕ ГЛАВ 16 И ДВА МИТРОПОЛИТА... и обои болгары, и буртасы, и черкасы... литва же тогда и из лесов бояхуся выницати... — Перечень подвластных Ярославу народов заимствован из «Слова о погибели русской земли» (см. наст. изд., т. 5). Угры — мадьяры, венгры; ...обои болгары... — имеются в виду волжские и дунайские болгары. Буртасы — волжское племя, постепенно, как и волжские болгары, утратившее племенные особенности после татаро-монгольского завоевания. Черкасы — видимо, кавказские черкасы (черкесы).

[14] Подвиг Ярославлъ. — Черты почти святого заступника Русской земли Ярослав приобретает в Степенной книге в русле общей концепции ее составителя.

[15] ...х Кановичем. — К великому хану в Монголию.

[16] ...оклеветан бысть от... Феодора Яруновича... — О Феодоре Яруновиче упоминает Никоновская ОРИГИНАЛ. СЕДМЫЙ СТЕПЕНЬ И ГРАНЬ СЕДМАЯ, В НЕМЖЕ ГЛАВ 16 И ДВА МИТРОПОЛИТА летопись.

[17] Благословение чадомъ... — Завещание Ярослава сочинено автором Степенной книги.

[18] ...храбрый... Александре, и споспѣшный Андрей, и удалый Констянтине, и Ярославе, и милый Даниле, и добротный Михаиле! — Сыновья Ярослава: Александр Невский; Андрей (ум. в 1264 г.), великий князь владимирский (1247—1252), затем свергнут Александром и бежал в Швецию, вернувшись в 1256 г. на Русь, получил от великого князя Городец и Нижний Новгород; Константин (ум. в 1255 г.), княжил в Галиче Костромском; Ярослав (ум. в 1272 г.), князь тверской и переяславский, с 1264 г., после смерти Александра Невского и Андрея Городецкого, великий князь владимирский; Даниил (ум. в 1256 г.); Михаил, московский князь (1247—1248), великий князь владимирский с 1248 г., погиб в ОРИГИНАЛ. СЕДМЫЙ СТЕПЕНЬ И ГРАНЬ СЕДМАЯ, В НЕМЖЕ ГЛАВ 16 И ДВА МИТРОПОЛИТА том же году.

[19] ...дщерий, Евдокѣи и Улияны... — Летописи упоминают только одну дочь Ярослава, Марию, родившуюся в 1240 г.

[20] ...матери оставше... —Ярослав Всеволодович был женат вторым браком на дочери князя Мстислава Мстиславича Удалого Феодосии, в иночестве Евфросинии, которая умерла в 1244 г.

[21] «Что... болили, еже положити душу... за други своя?». — Ин. 15, 13.

[22] ...Феодоръ, Афанасий, Василий. — Феодор (ум. в 1233 г.); Афанасий — сведений нет, по мнению Н. М. Карамзина, христианское имя Ярослава Тверского; Василий, младший сын Ярослава, князь костромской, получил ярлык на великое княжение после смерти Ярослава Ярославича, умер в 1276 г.

[23] ...князя Костянтина Всеволодича... — Константин Всеволодович (1186—1218) — старший сын Всеволода Юрьевича, князь новгородский (1206—1207), ростовский князь (1206/1207—1216), великий ОРИГИНАЛ. СЕДМЫЙ СТЕПЕНЬ И ГРАНЬ СЕДМАЯ, В НЕМЖЕ ГЛАВ 16 И ДВА МИТРОПОЛИТА князь владимирский (1216—1218).

См. комментарий к Степенной книге царского родословия


documentasfvjgr.html
documentasfvqqz.html
documentasfvybh.html
documentasfwflp.html
documentasfwmvx.html
Документ ОРИГИНАЛ. СЕДМЫЙ СТЕПЕНЬ И ГРАНЬ СЕДМАЯ, В НЕМЖЕ ГЛАВ 16 И ДВА МИТРОПОЛИТА