Уильям Тиндейл

Теперь мы подошли к истории о Божьем мученике Уильяме Тиндейле, который был действительно избран Богом, чтобы вырвать с корнем и сдвинуть со своего основания правление папы. В результате чего князь тьмы, затаив злобу, сделал все возможное, чтобы заманить Тиндейла в ловушку, предать его и забрать его жизнь.

Тиндейл родился возле границы с Уэльсом в 1494 году. Он получил образование в Оксфордском и Кембриджском университетах и вскоре после окончания учебы начал работу по переводу Библии на английский язык, чему посвятил всю свою жизнь. Оставив Кембридж, он нанялся учителем детей Мастера Уэлча, рыцаря Глостершира в Англии.

Мастер Уэлч устраивал великолепные обеды, которые часто Уильям Тиндейл посещали образованные высокопоставленные служители церкви. Как член семьи, Тиндейл обедал с ними и присоединялся к их обсуждению таких людей, как Мартин Лютер - германский теолог и Дезидерий Эразм - датский ученый и римский католический теолог, принимая участие в дискуссиях относительно противоречий в церкви и вопросов из Писания.

Тиндейл, будучи высокообразованным человеком, посвятившим себя изучению Божьего Слова, без всяких колебаний высказывал свое мнение о различных местах Писания, объясняя их простыми и доходчивыми словами. Когда они не соглашались с ним, он показывал им в Библии, что говорит Писание и говорил им, что они не правы в своих убеждениях и доктринах. Это происходило настолько часто, что Уильям Тиндейл местное духовенство вскоре затаило злобу на Тиндейла с его постоянными ссылками на Писания и за критицизм их доктрин и начало вынашивать зависть в своих сердцах.

Вскоре духовенство пригласило без Тиндейла господина и госпожу Уэлч на банкет, на котором высказывало свои ошибочные доктрины свободно и без всяких замечаний со стороны присутствующих. Без сомнения, они планировали настроить Уэлча и его жену против Тиндейла, а также вернуть их к католическим доктринам. И в этом они преуспели, так как супруги Уэлчи, вернувшись домой, сразу же начали спорить с Тиндейлом о некоторых вещах, о которых говорилось на банкете. Тиндейл взял Писание Уильям Тиндейл и начал объяснять им, что их обучали неправильно. Тогда госпожа Уэлч с негодованием сказала: "Один из докторов [или богословов] может позволить потратить сто фунтов на исполнение любых своих желаний, другой двести фунтов, третий триста. Почему же я должна верить тебе, а не им?"

Тиндейл понял, что нет смысла отвечать на ее вопрос, поэтому он редко говорил с ними по этому поводу. В это время он работал над переводом книги Эразма "Справочник христианского рыцаря", изданной в 1509 году, и дал своему господину и его жене копию перевода, чтобы они прочитали. Они прочитали и с этого времени, когда представители духовенства приходили к Уильям Тиндейл ним на обед, не давали им никакой возможности распространять папские доктрины.

Духовенство поняло, что причиной такого отношения к ним было все возрастающее влияние Тиндейла на Уэлчей, они начали собираться вместе в пивных и в других местах, чтобы обсудить Тиндейла, считая его учение ересью. Они обвинили его в этом перед епископским канцлером [секретарем] и некоторыми другими служителями епископа.



В результате канцлер приказал священникам и Тиндейлу явиться перед ним. Тиндейл не сомневался, что его вызывают для того, чтобы предъявить обвинение и пригрозить ему. Поэтому по пути тихо молился, взывая к Богу, чтобы Он дал ему силы стоять твердо в истине Его Слова.

Пришло время Уильям Тиндейл ему явиться пред канцлером, который угрожал, оскорблял и говорил с ним так, как будто он был собакой. Против него выдвигали множество обвинений, но ни одно из них не было доказано, хотя все священники их области находились здесь же. Итак, Тиндейл избежал их ярости и вернулся назад в дом Уэлча.

Недалеко от Уэлчей жил доктор богословия и бывший секретарь епископа, который в течение некоторого времени был дружественно настроен к Тиндейлу. Тиндейл отправился к нему и, так как он не боялся открывать свое сердце этому человеку, объяснил ему множество вещей, которые увидел в Писании, противоречащих папским доктринам, что Уильям Тиндейл и стало причиной его проблем с местным духовенством и епископом. Выслушав его, доктор сказал: "Знаешь ли ты, что согласно Писаниям папа является Антихристом? Но будь осторожен в своих высказываниях, ибо если кто-то узнает твое мнение по данному вопросу, это будет стоить тебе жизни".

Однажды Тиндейл спорил с одним теологом об истине Писания, пока этот человек в расстройстве не выкрикнул следующее богохульство: "Нам лучше быть без Божьего закона, чем без папы".

Когда Тиндейл услышал это, он воскликнул: "Я отвергаю папу и все его законы! Если Господь позволит мне еще жить, не пройдет и несколько лет, как я послужу тому, чтобы каждый человек Уильям Тиндейл, работающий на ферме и вспахивающий поля, знал Писание намного лучше, чем папа!"

Время шло, а священники не переставали поносить Тиндейла и обвинять его во многих вещах, говоря, что он еретик. Давление было настолько сильным, что Тиндейл подошел к Уэлчу и попросил его позволить ему уволиться со службы и переехать в другое место. "Я знаю,- сказал он,- что мне не позволят остаться здесь надолго, и вы не сможете уберечь меня от рук духовенства, даже если будете пытаться. И только один Бог ведает, как вы можете навредить себе, держа меня здесь, а если вы навредите себе, то опечалите меня". Итак Уильям Тиндейл, Тиндейл с благословения Уэлча отправился в Лондон, где так же, как и в деревне, проповедовал некоторое время. Вскоре после прибытия в Лондон он вспомнил о Кусберте Тонстале, епископе Лондона, памятуя замечание Еразма, в котором он воздавал славу Тонсталу за его прилежность в изучении Писания. Он решил, что был бы счастлив работать с Тонсталом. Тиндейл написал письмо епископу, а затем отправился к нему, взяв с собой копию речи Изокарта, афинского оратора и учителя, которого он перевел с греческого на английский язык, но епископ по различным причинам отказал ему и посоветовал поискать работу где-нибудь в другом месте Лондона Уильям Тиндейл. Веря, что Бог своим предвидением закрыл для него эту дверь, он отправился к Хамфри Маммису, члену городского правления Лондона, и попросил у него помощи. Маммис привел его в свой дом, и он жил там в течение года. Маммис говорил, что когда Тиндейл пребывал в его доме, он жил как хороший священник, учась день и ночь, принимая простую пищу, запивая ее чашкой пива и нося самую простую одежду.

В течение этого года Тиндейл чувствовал постоянное побуждение сделать перевод Нового Завета с латыни на простой общедоступный язык. Но, видя хвастовство проповедников, притязающих на полнейшую власть в решении любых духовных вопросов, тщеславие епископов, а также Уильям Тиндейл осознавая их ненависть по отношению к себе, пришел к выводу, что не сможет исполнить свою работу ни в Лондоне, ни даже в Англии. И вскоре Бог через Маммиса и других людей обеспечил его необходимыми деньгами, чтобы он смог уехать из Англии в Германию, где Мартин Лютер как раз закончил свою работу по переводу Нового Завета на немецкий язык (1521 г.) и в этот момент работал над некоторыми трактатами и катехизисом, а также над переводом всей Библии.

После встречи с Джоном Фрисом, Мартином Лютером и другими сотрудниками, Тиндейл решил, что самым главным в его работе над переводом было перевести на Уильям Тиндейл тот язык, которым пользовались простые люди, чтобы они могли читать и видеть простоту Божьего Слова. Без сомнения, к такому решению его подтолкнули очевидные результаты влияния перевода Лютера на весь немецкий народ.

Тиндейл осознавал, что невозможно заложить в людях фундамент истины, не основываясь на простоте Писаний, которые должны быть перед глазами всего народа на их собственном языке, чтобы они могли понимать значение текста. В противном случае враги истины разрушат ее, используя подходящие обманчивые аргументы, собственные традиции, не имеющие под собой библейского основания, искажая текст и растолковывая таким образом, что становилось невозможным определить правильность сказанного.

Он понимал, что главной причиной Уильям Тиндейл проблем в Церкви было скрытое от народа Слово Божие, поэтому в течение такого долгого времени люди не замечают ни мерзости, ни идолопоклонства лицемерного самоправедного духовенства. По этой причине духовенство и пыталось, насколько могло, скрыть Писание, чтобы люди не могли прочитать его. И даже если кто-то читал его, духовенство настолько лицемерно извращало его смысл, что неграмотные миряне не могли разобраться в доктринах, хотя сердцем они понимали, что это учение ложно.

По этой и другим причинам Бог побудил этого благочестивого мужа перевести Писание на английский язык, понятный простым людям его страны. Тиндейл начал печатать перевод Нового Завета в 1525 году Уильям Тиндейл в Кологне, Германия, но получил на это официальный запрет, поэтому он был отпечатан лишь в 1526 году в Уормсе. Вскоре его перевод появился в Англии. Когда Кусберт Тонстал, епископ Лондона, и Томас Мор, спикер Палаты общин, увидели перевод, они были сильно раздражены и искали возможность уничтожить этот "неправильный и полный ошибок перевод".

В это время Августин Пекингтон, торговец текстилем, находился в Антверпене в Нидерландах по делам своей торговли и там встретился с епископом Тонсталом, который приехал туда вслед за Тиндейлом из Уормса. Пекингтон восхищался Тиндейлом, но он солгал епископу, сказав, что не любит его. Тонстал и Томас Мор разработали план Уильям Тиндейл, согласно которому купят все книги Тиндейла, пока они не попали в Англию, и сообщили об этом плане Пекингтону. Пекингтон ответил: "О Господи! Я могу сделать для вас намного больше, чем любой другой торговец, если вы любезно позволите мне. Я знаю всех тех датчан и иностранцев, которые уже приобрели книги Тиндейла для последующей перепродажи, поэтому, если вы дадите мне необходимую сумму денег, я смогу выкупить у них все экземпляры, которые они еще не продали".

Епископ, думая, что все в его руках и под его контролем, сказал: "Сделай все от тебя зависящее, господин Пекингтон. Купи их для меня, я отдам за это любые деньги Уильям Тиндейл, так как я собираюсь сжечь их все перед церковью Креста Павла в Лондоне".

Получив от епископа деньги, Пекингтон немедленно отправился к Тиндейлу и раскрыл ему весь план; они заключили между собой соглашение продать епископу все книги. И в результате у епископа Лондона будут книги, Пекингтон получит благодарность, а Тиндейл - огромное количество денег, чтобы напечатать намного больше книг.

Все произошло так, как и было задумано: Тиндейл сделал необходимые исправления в своем переводе Нового Завета и напечатал в три раза больше книг, которые отправил в Англию. Когда епископ обнаружил, что в Англию поступило огромное количество книг, он послал за Уильям Тиндейл Пекингтоном, который в это время по делам торговли был в Лондоне, и сказал ему: "Как это могло произойти, что такое количество Новых Заветов появилось в Англии? Ты же пообещал мне купить весь тираж".

Пекингтон ответил: "Я купил все экземпляры, какие только было возможно купить, и, очевидно, после этого они напечатали еще больше. На это не нужно много времени, так как у них есть специальные штампы для печати книг, поэтому, я думаю, тебе следовало бы купить эти штампы, чтобы быть уверенным". Услышав его ответ, епископ улыбнулся, понимая, что его дурачат, и на этом разговор прекратился.

Вскоре Джордж Константин, которого Уильям Тиндейл подозревали в ереси, был арестован сэром Томасом Мором, канцлером Англии. Мор сказал ему: "Константин, я хочу, чтобы ты честно ответил на все мои вопросы. Если ты будешь честным, то я обещаю тебе защиту во всем, в чем тебя обвиняют. Тиндейл, Джой и многие другие, такие же, как ты, находятся сейчас по другую сторону моря. Я знаю, что они постоянно нуждаются в помощи. Я знаю, что некоторые люди постоянно жертвуют им деньги, а так как ты один из них, ты знаешь, откуда приходят эти деньги. Я требую, чтобы ты сказал мне, кто поддерживает их".

"Мой господин,- ответил Константин,- я скажу тебе правду. Нам Уильям Тиндейл помог епископ Лондона, который отдал огромную сумму денег за Новые Заветы, чтобы сжечь их. Он был для нас единственной помощью и утешением".

"Я сдержу свое обещание,- сказал Мор,- ибо я знаю, что именно так все и произошло. Я предупреждал епископа еще до того, как он исполнил задуманное".

Вскоре после этого Тиндейл сделал перевод Ветхого Завета и написал введение к каждой главе, чтобы читатель мог понять ее содержание. Эти книги были доставлены в Англию и таким образом был явлен свет пред глазами всей английской нации, находившейся во тьме.

Книги Тиндейла, особенно же его перевод Нового Завета, имели Уильям Тиндейл огромнейшее значение для благочестивых мирян, но они также задели нечестивое духовенство, боявшееся сияния истины, которая могла осветить совершаемые ими дела тьмы. И они поднялись и начали строить план, чтобы остановить Тиндейла.

Закончив перевод книги Второзаконие, Тиндейл планируя издать ее в Гамбурге, морем отправился в Германию. Но его корабль потерпел крушение у берегов Голландии, и он потерял все свои книги, оригиналы и копии, деньги и время. Тиндейлу пришлось начать все сначала. Он пересел на другой корабль, идущий в Гамбург, и при участии господина Ковердейла снова перевел все пять книг Моисея: Бытие, Исход, Левит, Числа и Второзаконие. Он успел сделать перевод до праздника Пасхи Уильям Тиндейл в 1529 году, живя в доме благочестивой вдовы Маргарет Ван Еммерсон Закончив перевод, он вернулся в Антверпен.

В конце перевода Нового Завета Тиндейл поместил обращение к читателям: если они увидят хотя бы малейшую ошибку или неправильный перевод, просьба сообщить ему об этом. Но папское духовенство, противясь успеху книги, объявляло, что она содержит тысячи ересей, что ее нужно не исправить, а просто выбросить.

Некоторые из духовенства утверждали, что невозможно перевести Писание на английский язык. Одни говорили, что незаконно мирянам иметь Новый Завет на своем языке. Другие - что теперь все миряне станут еретиками и требовали от светских властей, таких, как Уильям Тиндейл Томас Мор, поддержки, хотя Томас Мор уже и так был на их стороне, будучи непоколебимым римским католиком. Также они утверждали, что теперь люди восстанут против короля.

Английское духовенство, призванное быть светом для народа, ни само не перевело Библии, ни позволяло сделать этого кому-либо. Все, что они хотели, это держать людей во тьме и манипулировать их совестью, пользуясь глупыми суевериями и ложными доктринами. Таким образом они удовлетворяли свои личные амбиции и жадность, превознося себя выше любого короля или императора, даже выше Самого Христа.

Епископы и другие служители церкви не успокоились, пока король не согласился с ними. И в 1537 году мирским правительством Уильям Тиндейл был издан закон, согласно которому в Англии запрещался Новый Заве! в переводе Тиндейла. Однако духовенство не было удовлетворено этим, оно разрабатывало план, как заманить в свою ловушку Тиндейла и лишить его жизни. Исполнен этот план был следующим образом.

Рассматривая документы того времени, мы видим, что епископы и сэр Томас Мор арестовали некоторых людей, которые были с Тиндейлом в Антверпене, и осторожно выпытали у них о Тиндейле, о ею имуществе, в каком доме он жил и кому этот дом принадлежал, как он выглядел, как одевался, куда обычно ходил и где встречался с друзьями. Когда выведали всю нужную им информацию, они Уильям Тиндейл спланировали свою нечестивую работу.

В Антверпене Уильям Тиндейл жил в течение года в доме Томаса Поинтза, англичанина, содержащего гостиницу для английских торговцев. Генри Филипс, чей oicn был торговец и имел какой-то бизнес в Антверпе, приехал в этот город, прикрываясь тем, что едет по поручению своего отца. С ним был слуга, а сам он выглядел, как заслуживающий доверия джентльмен. Тиндейл часто обедал вместе с торговцами, и там он встретил Филипса, который быстро вошел к нему в доверие и подружился с ним. Он подружился с ним настолько, что Тиндейл даже приглашал его в дом Поинтза и один или два Уильям Тиндейл раза звал на обед. Он даже добился, чтобы Филипс поселился в доме Поинтза и, доверяя ему, показал все свои книги и другие секретные вещи в своем кабинете.

Томас Поинтз, однако, не доверял Филипсу вообще и спросил Тиндейла, как он познакомился с ним. Тиндейл ответил, что это честный человек, образованный, согласный с его планами. Видя, что Тиндейл настолько расположен к Филипсу, Поинтз больше ничего не спрашивал, считая, что они познакомились благодаря близким друзьям Тиндейла.

Спустя четыре дня, Филипс просил Поинтза повести его в торговую часть города, где он смог бы сделать необходимые покупки. По дороге они говорили о различных Уильям Тиндейл вещах, включая обсуждение любовных связей короля Англии, но не было сказано ничего, что заставило бы Поинтза засомневаться в Филипсе. Вскоре, однако, Поинтз начал понимать, что Филипс пытается за деньги получить его помощь для исполнения задуманного плана. Поинтз знал, что у Филипса было огромное количество денег, так как несколько раз, когда Филипс просил помочь ему приобрести некоторые вещи, обычно самого лучшего качества, он повторял: "У меня достаточно денег". Они обсудили план и количество денег в награду за помощь, и Поинтз согласился с предложенным ему Филипсом планом.

На следующий день Филипс уехал в Брюссель, находившихся в двадцати четырех милях от Уильям Тиндейл Антверпена и вернулся с генералом-прокуратором, который был поверенным императора, и с несколькими офицерами. Через три дня Поинтз уехал в Барроиз, в восемнадцати милях от Антверпена, где, как он утверждал, его ждали важные дела, на решение которых у него уйдет четыре или шесть недель. Вскоре после того, как он уехал, Генри Филипс утром пришел в дом Поинтза и спросил его жену, дома ли господин Тиндейл. Получив утвердительный ответ, вышел из дома и расставил офицеров, которых привез с собой из Брюсселя, на улице возле входной двери. Немного позже снова вошел в дом, зашел в комнату Тиндейла и попросил его одолжить ему Уильям Тиндейл сорок шиллингов по той причине, как утверждал он, что в этот день по пути из Мечелена потерялся его кошелек. Господин Тиндейл дал ему эти сорок шиллингов, потому что был очень доверчивый человек, незнакомый с жульничеством и обманом, обычными в этом мире. Затем Филипс сказал: "Господин Тиндейл, будьте моим гостем сегодня у меня на обеде".

Тиндейл ответил: "Нет, я иду сейчас на обед и приглашаю тебя, чтобы ты был моим гостем".

Когда пришло время обеда, они вышли из комнаты Тиндейла. В доме Поинтза был очень узкий выход, через который можно выходить только по одному. Тиндейл вежливо предложил Филипсу идти Уильям Тиндейл первым, но Филипс настоял, чтобы Тиндейл шел впереди. Господин Тиндейл был небольшого роста, а Филипс довольно таки высоким. Когда они направились к входу, где Филипс разместил офицеров таким образом, чтобы они видели, кто идет, идя сзади за Тиндейлом, он дал знак офицерам, что идущий впереди него и есть тот, кого необходимо арестовать. После того как Тиндейла бросили в темницу, офицеры признались Томасу Поинтзу, что они чувствовали жалость к Тиндейлу, когда увидели, насколько он был прост и доверчив.

После ареста Тиндейла генерал-прокуратор и некоторые офицеры отправились в комнату Тиндейла и забрали все принадлежащее ему, включая все его письменные труды и Уильям Тиндейл книги. Затем они поместили Тиндейла в замок в Вилворде, в восемнадцати милях от Антверпена.

В тюрьме Тиндейлу предложили услуги прокуратора, который представлял бы его, и адвоката, который защищал бы его, но он отказался от этих предложений, сказав, что сможет постоять сам за себя. Во время заключения Тиндейл много проповедовал тюремщикам и всем посетителям, настолько интересно, и они говорили, что если Тиндейл не был хорошим христианином, то они не знают никого, кто был бы таковым.

Хотя Тиндейл отвечал на вопросы своих инквизиторов честно и благоразумно, ничто не могло спасти его от их ненависти и намерения уничтожить его и его работу. Он Уильям Тиндейл не сделал ничего, заслуживающего смерти, но был приговорен согласно эдикта Святого римского императора Чарльза V, изданного на Рейхстаге в Аугсбурге в 1530 году, проводя который император и римские католики не допустили, чтобы в ассамблею вошли представители протестантского движения.

6 октября 1536 года в городе Вилворде в Нидерландах Уильяма Тиндейла, первого Божьего переводчика Нового Завета на английский язык, привели на место казни и привязали к столбу, затем он был задушен палачом, после чего сожжен за то, что делал Божью работу. Встречаясь с Господом, Тиндейл воскликнул громким голосом: "Господь! Открой глаза короля Англии!"

Доктрины Тиндейла и его благочестивая жизнь были исполнены такой силы, что, утверждается Уильям Тиндейл, в течение его полуторалетнего заключения были обращены тюремщик, его дочь и некоторые другие члены его семьи.

Что касается перевода Нового Завета, о котором его враги говорили, что он содержит много ошибок, противоречий и полон ереси, то Уильям Тиндейл из темницы написал своему другу Джону Фрису: "Я призываю в свидетели Бога, Который назначил день, когда мы все явимся перед Господом Иисусом, что я никогда не изменял ни одного слога, идя против моей совести, и я не сделаю этого и сегодня, даже если мне будут предложены все блага земли, честь, удовольствия или богатства".


documentasgqrzt.html
documentasgqzkb.html
documentasgrguj.html
documentasgroer.html
documentasgrvoz.html
Документ Уильям Тиндейл